О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Дело 12 июня | Дело 26 марта | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
На основном сайте Граней: http://graniru.org/Politics/Russia/yukos/m.185027.html

статья Приговорной матч

31.12.2010

Первой реакцией на страшный приговор стала эмоциональная реплика Марины Филипповны. Материнские проклятия задали тон всем прочим комментариям, полным отчаяния и ярости. Политики и деятели культуры, русские и зарубежные, системные и непримиримые, оптимисты и пессимисты, простодушные и лукавые - все говорят о поругании права и здравого смысла, о бесстыдстве и жестокости. И многие считают, что враги Ходорковского приблизили свой конец.

Михаил Ходорковский, основатель "Открытой России"
Мы с Платоном Лебедевым показываем на своем примере: не надейтесь в России на судебную защиту от чиновника. "Правило Чурова" работает. Но мы не унываем, и того же желаем друзьям.
Платон Лебедев, политзаключенный
30 декабря 2010 года всем наглядно показали, что "прокуроры" и "судьи" совсем не боятся совершать преступления. Они уверены, что у них надежная "крыша".

Пока – да, "крыша" им платит "бабло" за преступления (точнее – за легализацию преступлений "крыши"), плюс медальки, звездочки.

Проблема в том, что и "крыша", и "прокуроры", и "судьи" сошли с ума, но сами они этого уже не понимают.

Дело не в том, что они лгут и все фальсифицируют (за это им и так платят), но они перестали даже понимать, какой бред у них в итоге выходит.

А это может быть опасно для страны.

Нужны квалифицированные санитары для лечения этой шпаны.

Марина Ходорковская. Кадр "Грани-ТВ"
Марина Ходорковская, мать политзаключенного
Он (Михаил Ходорковский. - Ред.) тоже не наивный, он все понимал, поэтому я не думаю, что он думал о чем-нибудь другом. Он мне это сказал на последнем свидании.

Я считаю, что Виктор Данилкин профессиональный и неглупый человек, и то, что он сегодня говорил, можно было написать только под пытками, только на электрическом стуле. Он опорочил свое звание судьи. Видимо, сильно его прижали.

Леонид Невзлин. Фото из личного архива
Леонид Невзлин, бывший совладелец "ЮКОСа"
Мое отношение к этому суду несколько раз менялось по ходу процесса. Вначале мне показалось, что судья Данилкин ведет себя очень жестко в пользу прокуратуры. Я был внутренне готов к плохому приговору для Ходорковского и Лебедева. Потом в ходе процесса под давлением доказательств, которые представляла сторона защиты, было очевидно, что позиция судьи Данилкина меняется, если не на про-Ходорковскую, то, по крайней мере, на нейтральную. Он достаточно объективно работал в процессе, давая обеим сторонам высказаться, представить свои доказательства. Но после того, как Путин публично выступил в своем телеобращении против Ходорковского, я не счел это случайностью, и понял, что не стоит ожидать ничего хорошего для Ходорковского и Лебедева. Так что я не удивился жесткому приговору.
Юрий Шмидт, адвокат. Фото Граней.Ру
Юрий Шмидт, адвокат
Я считаю приговор абсолютно незаконным, не основанным на реальных доказательствах. Приговор явно вынесен под давлением. Это давление исходило от исполнительной власти, во главе которой по-прежнему стоит господин Путин. Я считаю, что приговор вынесен под давлением со стороны людей, которые заинтересованы в том, чтобы не выпускать Ходорковского из тюрьмы. Перенос оглашения приговора и выступление Путина 16 декабря перед всем народом по всем телевизионным каналам лишний раз подтвердили, что господин Путин просигналил суду, кто сегодня является главным и кто определяет жизнь и судьбу Ходорковского и Лебедева.
Адвокат Вадим Клювгант. Кадр "Грани-ТВ"
Вадим Клювгант, адвокат
Я хотел бы пожелать всем участникам, организаторам и исполнителям этой преступной расправы, чтобы когда будут судить их, суд, который будет их судить, был так же внимателен и честен по отношению к их доводам и к доводам их защиты, как был внимателен и честен Хамовнический суд к доводам наших подзащитных и к нашим доводам. То, что это будет, сомнений нет, это лишь вопрос времени.
Людмила Улицкая, писатель
Сегодня день позора нашего отечества. Правительство показало всем, что процесс мочения в сортире завершен, и граждане сидят там глубоко с ощущением того, что они это заслужили. В стране нет правосудия, царствует закон уголовного мира – кто первым встал, того и сапоги. Сегодня в Тель-Авиве объявлен приговор бывшему президенту. Ему дали четыре года за сексуальные домогательства. Это потрясающее решение, если понимать, что речь идет о человеке, который был президентом на протяжении семи лет.

Рано или поздно правосудие свершается, и я надеюсь, что когда-нибудь оно свершится и в нашей стране. И тогда будут наказаны те, кто вверг страну в этот кошмарный позор. Что касается Ходорковского и Лебедева, то я могу только надеяться, что им не придется отбывать эти сроки. Я желаю им мужества в этот ужасный день.

 	 Б. Акунин, писатель. Фото Граней.Ру
Григорий Чхартишвили (Борис Акунин), писатель
Единственное, что радует в связи с приговором, это то, что судебно-прокурорские винтики Вертикали, следуя примеру своего кумира, нынче поголовно заделались ревностными христианами и под галстуком у каждого висит крестик. Прав Булгаков: всяк получит по вере своей. Будет неправедный судья лизать в аду раскаленные сковородки тринадцать с половиной лет; прокурорская команда отработает гибкими языками четырнадцать лет (сколько просила), а тем, кто науськивал эту свору, лизать – не перелизать все плиты в преисподней, и как только закончится один срок, Небесная Канцелярия навесит следующий.

Впрочем, Бог милостив. Надеюсь, Он всех их пожалеет и позволит искупить свою вину еще на этом свете. Как известно, в России нужно жить долго. Пожелаем же маленьким и большим данилкиным долгих лет жизни.

А когда Ходорковский и Лебедев выйдут на свободу, зависит от нас с вами.

Юрий Шевчук у Хамовнического суда. Кадр с сайта khodorkovsky.ru
Юрий Шевчук, лидер группы "ДДТ"
Почему другие не сидят? Судьба Ходорковского и Лебедева меня восхищает, их стойкость, их принципиальная позиция, они ведь шли по самому дну, и не сломались. Они были на вершине мира, упали, и остались людьми мощными, где-то раскаявшимися, что я читаю по письмам Ходорковского. И вообще люди как-то изменились, прошли покаяние, может быть, за какие-то грехи, которые у нас всех были в 90-е. Таких людей держать в тюрьме - это свинство, они могли бы очень много пользы России принести.
Владимир Войнович, писатель
Признав подсудимых виновными в том, в чем они невиновны, судья Данилкин вынес три приговора. Первый - Ходорковскому и Лебедеву: к дальнейшему заключению. Второй - российской судебной системе: к смертной казни. И третий - самому себе: к высшей мере наказания – пожизненному презрению.
Ангела Меркель. Фото АР
Ангела Меркель, канцлер Германии
Я разочарована приговором Михаилу Ходорковскому и жестокостью его наказания. Остается впечатление, что в этом процессе играли роль политические мотивы. Это противоречит постоянно высказываемым Россией намерениям идти по пути верховенства права.
Ежи Бузек, глава Европарламента. Фото ВВС
Ежи Бузек, председатель Европарламента
Я очень разочарован. Процесс против Михаила Ходорковского стал лакмусовой бумагой, показавшей, в каком состоянии находится правовая система в сегодняшней России. Ходорковский превратился в символ системных проблем российской судебной власти.
Уильям Хейг. Фото Daily Mirror
Уильям Хейг, министр иностранных дел Великобритании
Я глубоко обеспокоен тем, как этот процесс над Михаилом Ходорковским отразится на практике правоприменения в России. Великобритания призывает Россию уважать и соблюдать принципы правосудия и верховенства права. Пока этого не будет, Великобритания и другие страны будут считать данный процесс признаком деградации страны.
Кэтрин Эштон
Кэтрин Эштон, верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности
Были сделаны заявления о нарушениях в ходе судебного разбирательства, и это вызывает у нас серьезную озабоченность и разочарование. Независимость суда и право каждого гражданина на справедливое судебное разбирательство, закрепленное в Европейской конвенции по правам человека, которую подписала Россия, имеют решающее значение для стратегического партнерства между Европейским Союзом и Российской Федерацией, и верховенство закона является краеугольным камнем Партнерства для модернизации. Европейский союз продолжит внимательно следить за делом Ходорковского и Лебедева и поставит этот вопрос перед Россией. Как подчеркивалось на саммите ЕС-Россия по 7 декабря в Брюсселе, ЕС ожидает от России уважения международных обязательств в области прав человека и верховенство закона
Евгений Ясин. Фото Дмитрия Борко/Грани.Ру
Евгений Ясин, экономист
Приговор Ходорковскому - это приговор самой России. Мы, как цивилизованная страна, исчезаем с карты мира, потому что не может быть цивилизованной страны без справедливого правосудия. У нас же нет и тени правосудия. Вместо этого у нас Владимир Владимирович Путин. Дело Ходорковского - это дело Путина. Полагаю, это даже было одним из условий передачи президентского кресла Медведеву: у каждого свои сферы влияния. Скорее всего, именно поэтому Дмитрий Медведев и не вмешивался в дело "ЮКОСа".
Евгений Гонтмахер, руководитель Центра социальной политики института экономики РАН. Фото ''Российской газеты''
Евгений Гонтмахер, член правления ИНСОРа
Это несправедливо, и судья, с моей точки зрения, проявил необъективность при рассмотрении этого дела. Поэтому можно выразить только сожаление в связи с таким приговором суда. Надеюсь, приговор будет обжалован и будет рассмотрен более объективно. Судья, судя по всему, встал полностью на позицию стороны обвинения, требовавшей приговора по сроку в 14 лет. Все специалисты, юристы, которые занимались этим делом, говорили, что состав обвинения очень слабый.
Борис Березовский. Кадр НТВ
Борис Березовский, предприниматель, политэмигрант
Я считаю, что Путин с Медведевым подписали себе смертный приговор делом Ходорковского, и рано или поздно их вынесут вперед ногами. Общество давно оправдало узников путинского режима, Лебедев и Ходорковский уже стали национальными героями, а власть своим решением пошла против воли народа. Нам не следует недооценивать сегодняшнее событие, оно однозначно когда-нибудь приведет к тому, что Путин сядет за свое воровство, и все остальные мрази, которые потворствуют его преступлениям, тоже окажутся за решеткой. Как пал коммунистический режим, так падет и диктатура Путина. Каждый нормальный человек не может не сожалеть о том, что произошло сегодня. Искренне жаль Мишу Ходорковского, которого я очень хорошо знал, и Платона Лебедева. Они порядочные люди, очень жаль, что на их долю выпало такое испытание.
Борис Немцов, сопредседатель РПР-ПАРНАС
Я считаю позором, то, что сегодня произошло... Это политическая расправа Путина над Ходорковским, вендетта. Путин страдает "ходорофобией" в особо извращенной форме, он считает, что Ходорковский страшнее, чем Бен Ладен и Басаев. Боится потерять при выходе его на свободу свою собственную свободу, деньги, власть и т.д. Это такой клинический случай, но этот случай будет иметь очень плохие последствия для бизнес климата в стране и вообще для развития России. Ну, очевидно, забудьте про модернизацию и инновации – в неправовом государстве не может быть никакой модернизации, не может быть никаких инноваций... После первого приговора были некоторые вещи очень важные. Во-первых, власть кое-что сделала, чтобы сгладить последствия безобразий, сказала, что это такой исключительный случай. Во-вторых, резко стала расти цена на нефть, что определило экономический подъем в России и, кроме того, не так еще озверели путинские чекисты-олигархи, которые буквально вцепились во власть и в собственность в России, и не так криминализована и коррумпирована была российская экономика.
Владимир Рыжков. Фото А.Карпюк/Грани.Ру
Владимир Рыжков, ответственный секретарь РПР-ПАРНАС
Я не сомневаюсь, что завтра на акции (в защиту 31-й статьи Конституции на Триумфальной площади. - Ред.) два главных лозунга будут: "Будьте вы прокляты!" - это слова матери Ходорковского после оглашения приговора, - и "Свободу Ходорковскому и Лебедеву". Будут тысячи человек, которых этот приговор выведет на площадь.
Гарри Каспаров. Фото Граней.Ру
Гарри Каспаров, лидер ОГФ
27 декабря состоялся последний и главный тест для "либерала" Медведева. Никаких неожиданностей: Хамовнический суд начал свое историческое заседание с утверждения виновности Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Все красивые слова про неприемлемость давления на суд со стороны "иных должностных лиц", разумеется, оказались словами. Если у кого-то еще оставались иллюзии, теперь уже для них нет никаких поводов.
Леонид Гозман, психолог, политик
У меня вызывает чувство стыда за нашу страну, нашу юстицию еще и то, как объявлялся приговор. То, что его объявили фактически под покровом ночи - в такой момент, когда Новый год, вторая половина дня, и понятно, что внимание общественности, средств массовой информации снижено сейчас. Приговор, как и сам процесс, - это все стыдно для страны. Но то, как этот приговор объявлялся, этого позора добавляет, с моей точки зрения. Мне за мою страну в этой ситуации стыдно.
Сергей Митрохин. Фото с сайта www.yabloko.ru
Сергей Митрохин, лидер партии "Яблоко"
Этот приговор незаконен, там нет ничего общего с правосудием. Это форма политических репрессий и устрашения крупного бизнеса, чтобы представители крупного бизнеса не пошли по пути Ходорковского, который бросил вызов олигархической системе в нашей стране и нарушил принцип лояльности по отношению к власти.
Григорий Явлинский. Фото Д.Борко/Грани.Ру
Григорий Явлинский, член политического комитета партии "Яблоко"
Я полностью разделяю позицию партии "Яблоко", изложенную в ее сегодняшнем заявлении. Приговор, вынесенный Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву, - результат политического решения, принятого за пределами суда, а потому этот приговор неправосуден и должен быть отменен. Дело "ЮКОСа" - инструмент устрашения российского предпринимательства.
Виктор Геращенко. Фото А.Карпюк/Грани.Ру
Виктор Геращенко, бывший глава Центробанка
В целом, на мой взгляд, это дальнейшее преследование "ЮКОСа" и его владельцев совершенно несправедливое. На мой взгляд, такое решение не юридически, а политически мотивировано. Я считаю, что решение было предопределено. Понимаете, воровать самим у себя - это идиотизм, тем более, что когда они увеличивали капитал, они привлекали средства, чтобы компанию сделать передовой в стране, прогрессивной, поэтому нанимали и иностранцев - технический и юридический персонал. Поэтому, на мой взгляд, все эти обвинения - абракадабра.
Эдуард Лимонов
Эдуард Лимонов, писатель, общественный деятель
Я бы, прежде всего, хотел сказать, что приговор беспрецедентно жестокий. Я вот, зная нашу судебную систему, предсказывал десять лет и то, что он выйдет в 2013 году. Видите, дали больше. Единственное, что я хочу сказать, что это пока приговор по версии Путина. Вы помните, что было две версии – Путина и Медведева. И мне кажется, что за этим должен последовать – доказательств у меня никаких нет, только интуиция – приговор по версии Медведева. То есть в Мосгорсуде. Что могут сбросить какое-то количество наказания.
Людмила Алексеева. Фото А.Карпюк/Грани.Ру
Людмила Алексеева, председатель Московской Хельсинкской группы
Кошмар, просто нет слов. Это жестокий, несправедливый, бессмысленный приговор, который позорит нашу страну, власти и нашу судебную систему, которая бы сама не вынесла такого приговора, если была бы независимо.
Элла Памфилова. Фото с сайта www.prima-news.ru
Элла Памфилова, лидер движения "За гражданское достоинство"
Очень жаль, что в очередной раз подтверждаются все мои нелестные эпитеты в адрес нашей судебной системы. Я с 2003 года активно выступала в защиту Ходорковского, и не раз говорила, что наши суды — тупик правосудия. Как бы мне хотелось, чтобы мы из него вышли! Я уверена, что процесс не ставит точку в этой проблеме, он выступит в роли взрывного импульса, и реакция на него будет только нарастать, несмотря на праздники. Возможно, высшие инстанции проявят большую независимость и профессионализм, осознают абсурдность ситуации. Возможно, до 2017 года произойдут перемены внутри страны, и Ходорковского с Лебедевым освободят, или поможет что-то изменить Европейский суд. А пока остается только пожелать осужденным стойкости и мужества. На жестокость приговора повлияло как раз то, что они не сломались, и их фигуры превратились в значимые общественно-политические явления. На нашем политическом поле сильных побаиваются, и поэтому не хотят их отпускать.
Ирина Ясина. Фото А.Карпюк/Грани.Ру
Ирина Ясина, руководитель Клуба региональной журналистики
Интересно, нацлидер и его присные не знаю истории совсем? И давней, и недавней? Этот вопрос обсуждала я вечером с Натальей Дмитриевной Солженицыной, оказавшись с ней за одним столом. Вопрос задала она. Ответа нет. На мое предположение "кэгэбешники?" она ответила, что среди них много умных. "Кэгэбешники среднего звена?" Тут она кивнула. Сегодня они сделали из Платона и Михаила несправедливо обиженных, героев, мучеников. Скоро никто не вспомнит про 90-е, про нефть и "ЮКОС". Будут помнить про несправедливость. И чем дольше, тем сильнее.

Давайте повесим на своих работах, в газетах, банках и турагентствах на стене фотографию Ходорковского. Или на рабочий стол поставим. Давайте не будем бояться!!! Начнем Новый Год с этого простого действия!

Светлана Бахмина. Фото с сайта радио ''Свобода''
Светлана Бахмина, бывший юрист "ЮКОСа"
Слов нет, это за гранью. При всем ужасе это ожидаемо, и ужасно, что мы к этому привыкли. Теперь остается только пожелать терпения осужденным и их родным. Наверно, будет свет в конце тоннеля, но для тоннеля - это очень длинный срок.
Марина Литвинович. Фото Граней.Ру
Марина Литвинович, политтехнолог
Не отчаиваться! В этой ситуации самое простое для нас - отчаяться. Впасть в депрессию. Опустить руки. Уехать, сбежать. Но это ровно то, что ждут наши враги. Сейчас, наоборот, надо мобилизоваться и бороться дальше, с удвоенной энергией, а не с опущенными руками. Поражения должны не расхолаживать, а придавать новых сил.

Не надо отчаиваться. Я уже говорила как-то, что просто нашему поколению выпало испить эту чашу, пройти через все это. И от нашего поведения зависит, что будет дальше и как. С чем будут жить наши дети. Поэтому нам просто надо нести этот крест. И не просто нести - а нести с верой в то, что мы все можем изменить. Но только если будем что-то делать, а не сидеть сложа руки.

Кирилл Рогов, независимый обозреватель
При пристальном разглядывании картинка меняет тон и очертание. Получается, что Путину пришлось-таки выносить этот приговор самому, от своего лица. И никто, никто в сущности не хотел ему в этом помочь. Придать этому какую-то убедительность, весомость, непротиворечивость. Да, и судья Данилкин, и прокуроры подчинились Путину, желавшему, чтобы Ходорковский был отправлен в тюрьму еще на один срок. Но ни в чем, по сути, ему не помогли...

Тут был заговор молчания, который нарушал единственный человек — Путин В.В., выступавший и как прокурор, и как судья, и как группа собственной поддержки. И да! Картинка здесь приобретает иные очертание и смысл...

Виктор Шендерович, писатель, публицист
Я от Данилкина ничего другого и не ждал. Если говорить о реакции общей, то борьба за правосудие в России продолжается. Ясно, что это борьба увенчается успехом, если необходимость в ней почувствует общество, если, наконец, до общества дойдет, что означает этот приговор для него, что это приговор ему, обществу российскому. Если это дойдет до общества, какой-то части элиты, достаточно широкой части, тогда можно будет настоять на довольно скором возвращении справедливости и закона.

Какие могут быть моральные дефиниции в отношении судьи Данилкина в его сегодняшнем состоянии? Он занял свое законное место в ряду других позорных фигур российской истории, среди других шестеренок и колесиков различных репрессивных систем.

Антон Носик, интернет-деятель
Когда приговор дословно повторяет обвинительное заключение, трудно надеяться, что срок, который в нём указан, будет в чём-то отличаться от затребованного государственным обвинителем. Сколько просили, столько и дали. Так в России заканчиваются более 99,5 процента судебных дел. Только суды присяжных немного портят статистику — но Путин уже взялся за эту лазейку, скоро прикроют и ее. Тогда наступит полная и окончательная диктатура закона. Суды можно будет попросту распустить, а все их функции передать непосредственно прокуратуре.
Алексей Венедиктов. Фото Е.Михеевой/Грани.Ру
Алексей Венедиктов, главный редактор радиостанции "Эхо Москвы"
Ну, понятно, что по делу Ходорковского с самого начала у президента и премьера были разные ходы и разные разногласия. А еще в 2003 году, я напомню, глава администрации президента Путина Дмитрий Анатольевич Медведев говорил о необходимости не закрывать в тюрьму людей, обвиненных по экономическим преступлениям, это была его первая реакция. Если вы найдете новости за 2003-й год по делу Ходорковского. Это была его позиция, естественно, она не перебивала позицию тогдашнего президента, потому что глава администрации – он, как бы, естественно, может иметь свою точку зрения, но выполняет волю президента, но позиция была такая. И эту позицию Медведев, став президентом, оформил законодательно. Если вы помните, был принят закон о том, что люди, обвиненные по экономическим преступлениям, их, во-первых, в предвариловку нельзя сажать, а во-вторых общий смысл медведевской реформы был в том, что эти люди должны возместить ущерб, если они признаны виновными.

Приговор будет вступать в силу после второй инстанции – речь идет о Мосгорсуде. После того как Мосгорсуд рассмотрит приговор и он вступит в силу, у президента останется только одна возможность – это помилование.

Дмитрий Муратов. Фото с сайта news.runet.ru
Дмитрий Муратов, главный редактор "Новой газеты"
Очень надеюсь на Новогоднее обращение Медведева. Если завтра он не скажет о приговоре по делу "ЮКОСа", в 2012 году у нас будет другой президент. А жаль.
Александр Черкасов, глава ПЦ "Мемориал"
(Из заявления "Мемориала")

Хамовнический суд Москвы вынес приговор Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву, жестокий, несправедливый, неправосудный приговор. Это не последняя инстанция. Мы имеем ввиду не Московский городской суд, не Верховный суд России, даже не Европейский суд по правам человека в Страсбурге. Мы имеем ввиду суд истории. Истинные авторы приговора Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву подобно своим советским предшественникам не верят в существование суда истории. Напрасно. Очень вероятно, что он может состояться еще при их жизни.

Александр Гольц
Александр Гольц, военный обозреватель
Единственно возможную модель поведения нам демонстрируют Ходорковский и Лебедев: не плачь, не бойся, не проси. Они, уверенные в своей правоте, мужественно защищались до конца и не оставили камня на камне от ублюдочного обвинения. Они не стали просить негодяев о снисхождении. И нам остается до конца бороться с каждой новой попыткой ущемить наши права. Бороться даже тогда, когда понятно, что на их стороне суд и ОМОН. Потому что они, как отравляющий газ, заполняют все им оставленное пространство. Нельзя отставлять им пространство. И тогда можно будет отменить приговор, который они нам вынесли.
Александр Рыклин, главный редактор "Ежедневного журнала"
Слушайте, вроде праздник на дворе, Новый год, а невыносимо хочется дать кому-нибудь в морду. Ну или хотя бы плюнуть... Еще, кстати, неизвестно, что сложнее... Список тех, кому хочется дать (плюнуть) в морду за те пять лет, что мы общаемся, уже стал такой длины, что верхних пора вычеркивать – все равно не успеешь... Вот лично мне сегодня очень хочется дать (плюнуть) в морду судье Данилкину... Я прямо вижу, как он бубнит свою позорную галиматью, а я просто подхожу и... Эх, мечты, мечты...
Антон Орех
Антон Орех, журналист
Судья Данилкин, а также настоящие авторы приговора Ходорковскому и Лебедеву сделали отличный подарок Владимиру Владимировичу Путину. Я бы тоже хотел поздравить премьер-министра с Новым годом и пожелать ему всего самого наилучшего. Любви, добра, счастья и здоровья. Всего того, чего по его милости лишены Михаил Борисович и Платон Леонидович. Я желаю Владимиру Владимировичу вкусить всех радостей этой жизни. Но помнить, что однажды и он предстанет перед судом. Только этот Судья будет уже не Данилкиным.
Генри Резник, адвокат
По данному делу у судьи Данилкина был не выбор между правом и бесправием, законом и произволом. Этот выбор – он был между двумя персоналиями, между Путиным и Ходорковским, что ясно обозначилось тогда, когда наш премьер высказался по существу дела фактически. Полагаю, что последующий комментарий, что он имел в виду первый приговор, он мало убедителен. Ну и, видимо, наверное, премьер судье как-то более симпатичен.
Аркадий Дубнов, публицист
Они живут под собою не чуя страны. Это про власти и про судей. Впрочем, в нашей стране первые всегда были и вторыми. Это каким же фантастическим, запредельным цинизмом надо обладать, чтобы сформулировать вот это, "данилкинское": "С учетом фактических обстоятельств дела суд приходит к выводу, что их исправление возможно только в условиях изоляции от общества". Хамсуд. Точка.

30 декабря Хамсуд вынес приговор путинскому десятилетию. И похоже, никакого медведевского срока на пересмотр этого итога нам не дано. Возможно, мы это заслужили. Снова понадобится советский опыт выживания, чтобы изолировать себя от этой власти и этих судей. Оптимизм в этой ситуации внушает то, что ОНИ все же боятся НАС. Исходя из этого обстоятельства и нужно выстраивать программу наших действий.

Алексей Симонов. Фото Д.Борко/Грани.Ру
Алексей Симонов, президент Фонда защиты гласности
Если отталкиваться от приговора, вынесенного Ходорковскому-Лебедеву, то судья Данилкин просто народный герой - он устоял против давления СМИ и выполнил заказ прокуратуры.
Максим Соколов. Фото с сайта www.1tv.ru
Максим Соколов, публицист
В 1938 г. М. В. Исаковский написал песню про таинственного парня, подававшего сигналы, которые вызывали недоумение - "И кто его знает, // Чего он моргает". Таинственные сигналы Д. А. Медведова по делу М. Б. Ходорковского явно проходили по этому разряду. Не очень понятно, зачем было вселять надежды в прогрессивную общественность - с очевидно предсказуемым отчаянием и неистовым покрытием Д. А. Медведова огромными хуями в случае столь же предсказуемого обвинительного приговора.
Николай Троицкий
Николай Троицкий, журналист
Ничего другого не ждал. "Правосудие" тут ни при чем. Решение чисто политическое. Ошибочное или нет – поживем-увидим. Они боятся, что Ходор на свободе возглавил бы объединенную оппозицию, даже вопреки собственному желанию. Зря боятся? Может быть. Но боятся.

Политика - штука грязная и вонючая. Бывает, что убивают из политических соображений, а не только на зоне гноят, как Ходорковского. Так что это еще не самый вопиющий случай. В политическом балагане частенько хрустят кости человеческие, и сам Ходорковский участвовал в этом. До поры до времени. Приговор абсурдный и несправедливый, это ясно, но Россия – абсурдная и несправедливая страна. Это касается и власти, и народа в равной степени. Другой России у нас нет.

Егор Холмогоров
Егор Холмогоров, публицист, общественный деятель
И продолжать бесконечное сидение Ходорковского - не лучший выбор. Но и отпустить его оказывается политически невозможным. С одной стороны, я уверен, что Ходорковский получает мзду по заслугам. Хотя то, что из многих заслуживших, получает ее только он, сильно этот факт нивелирует. С другой стороны, как я уже писал, мне очень не нравится то, что наше государство продолжает придерживаться практики использования манипуляций правосудием, как политическим инструментом...

Нигде в приговоре не написано, что Ходорковский сидит за составленный в 2002-2003 годах заговор с целью захвата власти, составным элементом которого был подкуп политических партий и попытка создать управляемое в интересах одной финансовой корпорации большинство в думе. То есть та причина, по которой Путин считает Ходорковского опасным человеком, всем известна, но публично не озвучивается. По этому, при всем понимании мотивов, я бы предпочел, чтобы Владимир Владимирович решил свою тяжбу с Михаилом Борисовичем без посредства судьи Данилкина.

Владимир Голышев
Владимир Голышев, публицист
По законам драматургии Ходорковский не мог быть оправдан и неизбежно будет помилован (Димкой) в самый подходящий для этого момент. Пдождем немного. Заодно и проверим: насколько непреложны законы сии.

31.12.2010


в блоге Блоги

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама


Выбор читателей