О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Дело 12 июня | Дело 26 марта | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
На основном сайте Граней: http://graniru.org/opinion/milshtein/m.253371.html

статья Мистер мат

Илья Мильштейн, 27.07.2016
Илья Мильштейн
Илья Мильштейн
Реклама

Сергей Викторович на себя наговаривает.

То есть как это он "не хочет употреблять слова из четырех букв"? Он и хочет, и может, и умеет употреблять! Причем не только из четырех. Свободно матерящийся по-русски и по-английски и непринужденно ботающий по фене, Лавров обогатил международную дипломатическую практику целым рядом словесных конструкций, и речь тут веду только о тех, что были сказаны в микрофон или утекли в прессу. Страшно даже, хотя и соблазнительно помыслить о тех, которые не утекли, но наверняка используются министром в его обиходе. В каждодневном общении с иностранными коллегами.

Кто ты на хер такой, чтобы меня учить?.. Дебилы, б... Западные партнеры хотели нас взять на понт. Все эти слова и выражения, которые не колеблясь назовем крылатыми, давно уже стали неотъемлемой частью образа нашего министра внешних сношений. В них равно заключены его поразительный дар общения и стиль внешней политики. В них живет и дышит коллективная душа российского начальства в его диалогах с заграницей. На современном этапе.

Собственно, раньше начальство тоже легко и с удовольствием разнуздывалось, вступая в дискуссию с неприятелями. Однако существовали некоторые понятия о приличиях, и даже "кузькина мать", помянутая разбушевавшимся Хрущевым, на фоне нынешних образцов красноречия выглядела вполне себе достойной матерью. Молотову или Вышинскому, может, и хотелось послать на три-четыре-пять букв своих западных собеседников, но они сдерживались. А Громыко, по словам очевидцев, вообще почти всегда молчал, лишь изредка роняя свое увесистое, оглушительное и окончательное nyet. Что говорить, умели люди себя поставить.

Правда, и страна тогда была другая. Великая, если верить тем потомкам выживших, которые сегодня управляют государством либо заняты пропагандой. Если же верить недобитым историкам, фальсифицирующим наше советское прошлое в угоду лорду Керзону, то главная цель дипломатов великой страны сводилась к тому, чтобы скрыть ее бандитскую сущность. Напротив, когда наш раскрасневшийся вождь стучал в Америке башмаком по трибуне, он невольно показывал миру свое истинное лицо и выдавал главную тайну. Это еще называлось оттепелью.

Нечто подобное происходит и теперь - с той, впрочем, разницей, что все секреты раскрыты еще в перестроечные годы. При Путине маски сброшены окончательно и можно не напрягаться, имитируя корректные манеры и прочий ханжеский бонтон. Чего мудохаться с ножом и вилкой, когда руками удобней? Зачем подыскивать, маясь, пристойные слова, если кругом враги и дебилы? В этом смысле Лавров совершает своего рода революцию в дипломатии, насыщая вслед за шефом словарь международного общения языком подворотни.

Таким образом решаются сразу две задачи.

Во-первых, а как еще прикажете снимать стресс главе внешнеполитического ведомства РФ, обложенной со всех сторон? Марии Захаровой, спикеру МИД, согласитесь, проще. Утверждая свою правоту, Мария может станцевать "Калинку". Радуя глаз и заставляя публику хоть на минуту забыть о том, что она еще умеет разговаривать и записывать мысли. Лавров станцевать "Калинку" не может.

Во-вторых, другими словами кроме нецензурных, произнесенных вслух или как бы произнесенных, сегодня трудновато вести диалог и с Европой, и с Америкой. Зато насколько лучше и уверенней себя чувствуешь, когда с ходу задаешь уровень дискуссии и словом из четырех букв, как дубинкой, отгоняешь журналистов с их неделикатными вопросами. Ну что, в самом деле, спорить о хакерах, очень вовремя подкинувших другу Дональду компромат на Хиллари, если можно не чинясь показать средний палец? Это ведь полезно будет осознать и Джону Керри, стоящему рядом, с которым тоже придется перетирать щекотливую тему. Мы такие, да. Прямые и бесхитростные. Типа Трампа, которому грех не помочь.

А дальше вы уж сами думайте. То ли Сергей Викторович едва удерживает себя от произнесения слова из четырех букв, поскольку чувствует себя оскорбленным нелепыми подозрениями. Дескать, постыдились бы, господа, набрасываться на беззащитных наших хакеров. Смотрели бы лучше за тем, какие страшные безобразия творятся в аппарате Демократической партии. То ли Сергей Викторович едва удерживает себя от произнесения слова из четырех букв, поскольку чувствует себя по-настоящему счастливым. Молодцы, мол, ребята, так удачно подыграли Трампу, который собирается выводить Америку из НАТО и дружить с Владимиром Владимировичем. Мы их обязательно наградим, хакеров, - и генералов, и лейтенантов.

Американское слово из четырех букв, как и многие наши подобные слова, - оно ведь многозначно. В нем и огорчение, и досада, и боль, и бессильный гнев. Но и ликование, и восторг, смешанный со злорадством и ненавистью к поверженному противнику. Вся палитра. Матерщинник-билингв, министр Лавров вчера довольно резко смазал карту будня, плеснувши краску из стакана. Поди угадай, что он имел в виду, истинный талейран, умеющий мастерски запутывать собеседника. Одним несказанным словом.

Ясно лишь, что человек эффективно трудится на своем месте, отстаивая интересы России. Для пользы дела иногда даже наговаривая на себя: не хочу, понимаете ли, матом ругаться. Проблема, однако, в том, что без мата не обойтись, и вся внешняя политика государства, в сущности, описывается и исчерпывается буквально несколькими словами. Произнесенными вслух или подразумеваемыми. Только такие слова и следует употреблять, дискутируя с Америкой, Англией, Германией, Украиной... Сергей Лавров знает их все назубок, и если спросить его, почему все же эта внешняя политика такая провальная, он не затруднится с ответом. Министр шевелит губами, микрофон работает и мы благодарно внимаем.

Илья Мильштейн, 27.07.2016


в блоге Блоги

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама


Выбор читателей