О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Болотное дело
Читайте нас:
На основном сайте Граней: http://graniru.org/people/2718/

Игорь Губанов

житель Магнитогорска

Гражданский муж Салимы Мухамедьяновой, изнасилованной в ночь на 27 января прапорщиком патрульно-постовой службы в помещении городского ОП "Ленинский". В начале августа объявил о проведении "акции отчаяния" в знак протеста против саботажа расследования. В рамках этой акции 8 и 15 августа отпилил себе ножовкой по металлу соответственно мизинец и безымянный палец левой руки. Заявлял, что, отпилив все пальцы, совершит самосожжение.

Позже 15 августа, однако, Губанов прекратил "акцию отчаяния". Свое решение он пояснил тем, что дело приобрело общественный резонанс как в его регионе, так и в Москве и теперь следует задействовать правовые методы.

Свою роль в принятии такого решения сыграла психолог "Общественного вердикта" Наталья Костюченко, специально прибывшая в Магнитогорск 10 августа.

Вечером 26 января Губанов и Мухамедьянова были задержаны у себя дома после звонка соседки из коммуналки, с которой у супругов возник конфликт. В ОП "Ленинский" на них оформили административные протоколы, после чего отпустили.

Однако вскоре полицейские повторно явились к супругам и вновь задержали их. При этом Мухамедьяновой не дали обуться.

В отделе Губанова без оформления каких-либо бумаг посадили в КАЗ (камеру для административно задержанных). Между тем его жену отвели в комнату отдыха и там избили и изнасиловали.

О преступлении Губанов узнал на следующее утро, когда его с женой выгнали из отдела. Прапорщик, изнасиловавший Мухамедьянову, угрожая, потребовал от супругов никому не рассказывать о произошедшем. "Нам дали 10 минут, чтобы мы сбежали из города, - рассказывал Губанов. - В противном случае полицейский пообещал "найти у нас наркотики".

Губанов с женой выехали из Магнитогорска, а на другой день подали в УМВД по Челябинской области заявление о преступлении. Там заявление приняли, однако отказались дать Мухамедьяновой направление на медосвидетельствование.

1 февраля Мухамедьянова обратилась с заявлением в региональный главк СКР. У нее сняли побои, а также изъяли одежду для проведения экспертиз.

Месяц спустя, 1 марта, ведомство вынесло отказ в возбуждении дела, однако уже 9-го числа он был отменен, а срок доследственной проверки продлен еще на месяц, до 9 апреля.

В итоге СКР возбудил дело по пункту "а" части 3 статьи 286 УК (превышение должностных полномочий с применением насилия), предусматривающей от 3 до 10 лет колонии. Мухамедьянова была признана в этом деле потерпевшей. Тогда же она прошла исследование на полиграфе, которое подтвердило правдивость ее показаний.

Однако затем правоохранительные структуры начали оказывать давление на супругов, а также на юриста, члена региональной ОНК Дину Латыпову, которая при поддержке "Общественного вердикта" защищает Мухамедьянову.

В мае Губанова вызвали на допрос как подозреваемого в разбое. Согласно фабуле дела, из квартиры, где раньше жили супруги, двое неизвестных в масках похитили 3000 рублей. Одной из свидетельниц, указавших на Губанова, была соседка, по доносу которой супругов 26 января забрали в полицию.

Тогда же, в мае, следователь по делу об изнасиловании Мухамедьяновой вызвал защитницу Латыпову на допрос в качестве свидетеля, не объяснив причину и основание вызова. Вероятно, таким образом он пытался вывести Латыпову из дела, поскольку после допроса в качестве свидетеля юрист уже не смогла бы представлять интересы потерпевшей.

От самой Мухамедьяновой следователь добивался, чтобы та написала новое заявление о преступлении, дав подписку об ответственности за ложный донос.

Наконец, в июле против пострадавшей открыли дело по части 2 статьи 306 УК (заведомо ложный донос с обвинением в тяжком или особо тяжком преступлении), предусматривающей до трех лет колонии. Дело об изнасиловании Мухамедьяновой, соответственно, было закрыто.

Попытки Губанова добиться прекращения дела против его жены и возобновления дела об изнасиловании результата не дали, что и спровоцировало его на "акцию отчаяния". В частности, он пояснял, что 15 августа отпилил палец, после того, как, изучив постановление о закрытии дела по 286-й статье, убедился, что над его женой глумятся. "Кроме того, - добавил Губанов, - следователь, улыбаясь ей в лицо, заявил, что не будет брать детализацию звонков, которая доказывает, что в постановлении (о закрытии дела. - Ред.) содержатся ложные показания".

16.08.2016



Реклама




Наши спонсоры
Выбор читателей