О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Дело 26 марта | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
На основном сайте Граней: http://graniru.org/people/2763/

Николай Шиптур

политзаключенный

38 лет, житель Ивано-Франковска. Активист Евромайдана. Осужден в аннексированном Крыму к девяти годам строгого режима по сфабрикованному делу о покушении на боевика "самообороны" Севастополя. Отбывает срок в симферопольской ИК-1.

Украинский Хельсинкский союз по правам человека подал в ЕСПЧ жалобу на приговор Шиптуру. По просьбе коллег с континента симферопольский адвокат Эдем Семедляев побывал у политзека в ИК-1.

11 декабря Крымская правозащитная группа сообщила со ссылкой на Семедляева, что у Шиптура на теле до сих пор остаются шрамы от пыток электрошокером. Этим пыткам, а также избиениям его подвергали в марте 2014 года боевики "самообороны".

Самочувствие Шиптура удовлетворительное, добавил Семедляев. В то же время адвокат заметил, что политзек лишен какой-либо связи с внешним миром, и призвал украинцев писать ему письма.

Шиптур женат, есть сын. Беспартийный; до начала Революции достоинства общественной деятельностью не занимался. Несколько лет провел с семьей на заработках в Испании, затем вернулся на родину.

С января 2014 года Шиптур участвовал в киевском Евромайдане. Охранял один из штабов революции - здание столичной мэрии. 6 марта 2014-го вместе с еще тремя майдановцами - Сергеем Ткачуком, Владиславом Полищуком и Ольгой Чернятинской - по призыву крымских активистов выехал в Севастополь для участия в акции к 200-летию Шевченко.

Майдановцы ставили своей задачей помочь в обеспечении безопасности активистов, а при необходимости оказать медицинскую помощь: Полищук был медиком на Майдане. При этом Шиптур втайне от товарищей взял с собой пистолет Макарова, найденный им при разборе баррикад на Институтской в конце февраля.

В Севастополе майдановцы поселились на квартире, снятой местным активистом. Две ночи они расклеивали листовки, в которых объяснялись суть и последствия готовившегося "референдума" об аннексии Крыма.

На акцию в 200-летнюю годовщину Шевченко, 9 марта, явились боевики "самообороны", устроившие контрмитинг. Между сторонниками и противниками Майдана начались стычки. Сам Шиптур пострадал несущественно; между тем Ткачук получил перелом ребра со смещением.

По окончании акции майдановцы решили пересидеть некоторое время на квартире, поскольку Ткачука и Чернятинскую, которые активно вели себя на митинге, разыскивала "самооборона". Однако затем Чернятинская неожиданно заявила, что пойдет "погулять", а через некоторое время позвонила, сообщила, что попала в руки боевиков, и попросила о помощи. Шиптур взял пистолет и отправился на улицу.

В сквере Севастопольских курсантов Чернятинскую сопровождали четверо боевиков "самообороны". С приходом Шиптура появились еще пятеро. Боевики потребовали отвести их в квартиру майдановцев.

Шиптур дал Чернятинской знак к бегству и сам также попытался скрыться, а чтобы избавиться от погони, расстрелял всю свою обойму боевикам под ноги. Тем не менее его догнали и прямо в сквере принялись пытать электрошокером и ломать пальцы, а также угрожать убийством и расчленением, требуя сообщить, где "их штаб" и "где спрятано оружие".

Между тем Чернятинская привела боевиков на съемную квартиру. Ткачук выпрыгнул с балкона третьего этажа, однако там активиста поймали и схватили, причем нашли у него нож. Полищука задержали в самой квартире.

Всех четверых майдановцев доставили в Гагаринский райотдел милиции, где подвергали допросам. Вечером 10 марта Ткачука, Полищука и Чернятинскую привезли в районный суд, где они по совету некоего майора признали себя виновными в хулиганстве, после чего судья отпустил их. При этом на выходе из суда Ткачука и Полищука вновь схватили боевики "самообороны", после чего 15 дней удерживали в плену в войсковой части.

В дальнейшем оба вернулись на континентальную Украину. Чернятинская оказалась в Киеве еще 13 марта.

Между тем Шиптур был арестован по уголовному делу о перевозке оружия и покушении. Как рассказал Семедляев, милиционеры вынудили майдановца к самооговору, угрожая в противном случае отдать его "самообороне".

После аннексии Крыма к политзеку неоднократно наведывались оперативники ФСБ. В частности, в мае 2014-го от него требовали показаний на кинорежиссера Олега Сенцова. Однако давать эти показания Шиптур отказался.

В конце августа 2014 года Шиптура вывезли в Краснодар, где держали несколько месяцев, но затем вернули обратно на полуостров.

28 апреля 2015 года председатель подконтрольного России Гагаринского райсуда Севастополя Владимир Сибул приговорил Шиптура к 10 годам строгого режима по части 1 статьи 222 (незаконный оборот оружия и боеприпасов) и части 3 статьи 30 - пунктам "б", "е" части 2 статьи 105 российского УК (покушение на убийство общеопасным способом лица в связи с исполнением им общественного долга).

16 июня того же года коллегия Севастопольского горсуда в составе Данилы Землюкова (председательствующий), Анатолия Дубовцева и Елены Еланской сократила политзеку срок до девяти лет, сняв с него обвинение по 222-й статье.

11.12.2016


На Гранях.Ру

Реклама
Наши спонсоры
Выбор читателей